Велимир, волхв языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей"

КНИГА ПРИРОДНОЙ ВЕРЫ - том 2

Глава 4 - Боги

Море и его царь

Оглавление

 

1. Велес - охранитель на водах, но именно охранитель. Велес родственен Воде, ибо рождение Земли, которую обустраивает Велес, произошло из Воды. Не случайно в имени Велеса слышны такие "водые" слова как волна, вольность, воля. В море располагались острова мертвых - действительные кладбища и мифологические места пребывания покойников, которые находятся во власти Велеса. Велес - это и высшая воля, возвращающая из смерти.
Вместе с этим, Вода - это та стихия, которая предшествовала Земле и всему, что на ней родилось. И все, что потом родилось на земле, как бы пребывало еще в мире не проявленной нави, в мире небытия, смерти. Потому мировая Вода, из которой вышла Земля, зовется морем. В древнерусском языке слово море имеет женский род.
Еще в петровское время, посылка дворянских детей учиться за море воспринималась как их смерть, посылка на тот свет к немцам. В "немцах" видели чертей. Движение кораблей в "немецкую сторону", на запад, понималось как движение вниз, а в восточную - как вверх, на Русь.
Когда же славяне выходили в море, то гнев и силу его определял Морской царь. А само море понималось ими как пустыня смерти. Плавание по морю относится к числу священнодействий, особенно по Балтийскому, Белому и всем северным морям, где холод воды и неожиданность ветров являют реальную опасность. Корабль всегда понимался храмом. Вдали от морского берега, наоборот, деревянные церкви зовутся кораблями. На Белом море судьбу решал северо-восточный ветер, что дул со стороны "горла", с Океана. Порой туда уносило суда, потерявшие управление, и это было смертельно опасно. Там люди умирали от холода. Северяне верили, что далеко за горлом, на стеклянных горах, стоит дворец Кощея.
Море может переродить и исцелить человека. Море вершит суд. От слова суд корабль называют еще и судном. Море наказывает преступника и бестолкового человека, но награждает праведника. В слове праведник как бы сливаются два понятия: нравственное и организационное. Организованность означает следование традиции, потому организованность невозможна без нравственного начала. Правильная организация жизни на Севере значит много больше, чем в условиях щедрого Юга.
Не случайны поморские пословицы: "Кто в море не бывал, тот богу не молился". "Море - наше поле". Поле не только в том смысле, что его бороздят корабли, и оно дает улов-урожай. Оно есть и поле испытания духа, подобно бранному полю.
2. Море понимается как пространство со своей характерной для воды святостью. Оно есть продолжение и главная часть вод земных. В силу этого, и бог Морской царь - моря хозяин, оказывался прямым родственникам тем водяным, что обитают в озерах и реках. В былине о Садко, мы находим хозяина озера Ильмень, который одновременно является и Морским царем. Надо понимать, что именно ему молились на священном полуострове, который позднее получил имя Перынь. Этот бог Ильменя звался Ящер - бог "крокодил", который воплотился в новгородском Волхе.
В сказках Морской царь описан как человек. В новгородской былине о Садко он назван чудом морским.
Стоит задуматься над тем, почему именно озеру Ильмень выпала такая честь - быть вотчиной Морского царя? Конечно, озеро велико, и почти на берегу этого озера стоит Новгород. Новгородцы ходили через Неву в Балтийское море, и им было удобно иметь у себя дома морское божество. И все же, психология новгородцев не "морская". Живут они в глубине материка, и странно, что они чувствовали своего ильменьского водяного Морским царем.
Проблема проясняется, если вспомнить, что Новгород был основан венедами примерно две тысячи лет назад. Венеды и принесли с собой культ бога моря. Они "отдали" ему Ильмень озеро, и через сохранение культа сохранили связь со своей первой родиной. Венеды оставили в наследство своим потомкам - новгородцам не только морского бога, но и вечевое устройство общества, и страсть к дальним путешествиям, которая для первых поселенцев означала ностальгию и мысль о возвращении.
3. Со временем, культ бога моря венедов претерпел изменения, приобрел особенности новой земли через свое перевоплощение в местных выдающихся людях, например в Волхе. Морского царя именовали так же Поддонным или Донским. Вспомним, что Волх именно залегал на дне Ильменя и ждал кораблей с жертвенными дарами. В склонности залечь ощущается естественность горизонтального положения, оправдывается его имя Ящер. В конечном итоге, культ Ящера был перекрыт культом Перуна. Это нашло свое фольклорное выражение.
Водная стихия оказывается одним из немногих мест, где может укрыться Ящер или Змей как противник Перуна. Надо думать, что это имеет прямое отношение к Перыни, но эта картина обязана была повториться и во многих других местах Древней Руси. Разговор Перуна и Ящера сохранился в белорусском фольклоре. Перун угрожает, а вовсе не злобный змееобразный бог - оборотень отвечает ему. Говорит Перун.
-Я тебя убью!
-Как же ты меня убьешь, я спрячусь?
-Куда?
-Под человека.
-Я человека убью, отпущу ему грехи и тебя убью.
-Я под дерево спрячусь, там ты меня не достанешь.
-Я дерево разобью и тебя убью.
-Я под камнем спрячусь.
-Я и камень разобью и тебя убью.
-Тогда я спрячусь в воду.
-Ну, там твое место и будет.
4. В романе А. Кодратьева "На берегах Ярыни" мы находим литературно воплощенную идею избранничества Морского царя, которая хотя и наполнена доброй авторской улыбкой, но выглядит мифологически достоверной. Приведем ее.
"...Водяному грезилось исполнение его заветной мечты. Узнав о мудрости и искусстве править властелина Ярыни, издалека приплыло к нему посольство из таких же как он водяных, лишь не столь сильных и умных, обвешанных красивыми цепями из серебра, золота и янтаря. Посольство это звало его на освободившейся престол Морского царя.
Сперва Водяник не соглашался во сне, уверяя, что слишком любит свою Ярынь, а равно живущих в ней утоплеников и русалок, которые лишатся в нем не только мудрого правителя, но благодетеля, супруга и как бы второго отца... Но затем слезные мольбы посольства и клятвы, что без него, Водяного с Ярыни, пропадет все царство морское, сделали свое дело, и тщеславный старик согласился. Он допустил надеть на себя драгоценную из крупных жемчужин с алмазами цепь и принял старинную серебряную с изумрудами и сапфирами, корону царей Варяжского моря. Приплывшие с водяными послами хвостатые полузвери-полурыбы повезли его в большой перламутровой раковине к сказочному по пышности дворцу, построенному из хрусталя среди холмов и раковин донного царства. Там ожидал его янтарный, несколько потертый предшественником, освободившийся трон."
5. Рыболовы принесли в дар Морскому царю черную лошадь. Будучи доволен этим, он дал рыболовам улей. Рыболовы начали спорить - кому этот улей должен достаться. Один из них решил украсть матку. Когда он это сделал, то у пчел появились жала, и они начали жалить рыболова. Умирающий рыболов открылся волхвам в своем преступлении. Волхвы меж собою решили, что он должен съесть одну из маток, чтобы исцелиться от укусов. Рыболов съел и исцелился. Узнав об этом, Морской царь передал пчел навсегда в руки волшебного сословия. Получив в свое покровительство пчел, волхвы открыли способы их охранения. Всякий раз, создавая новую пасеку, пчельник-ведун возвращает водяному долг - бросает улей с пчелами в воду.
6. Образ водяного, который одновременно оказывается и Морским царем, дан в нашей сказке "Василиса Премудрая". Есть так же сказка с близким сюжетом "Отдай то, что дома не знаешь". Сюжет этот хорошо известен.
Сказка "Василиса Премудрая" состоит как бы из трех частей, каждая из которых может пониматься как своя историческая эпоха.
Первая эпоха кончается разрушением изначальной мировой гармонии и битвой зверей и птиц. Второй эпохе принадлежит описание, как царь-охотник вступает в договорные отношения с божественным Орлом, исцеляет его, получает в награду лучшее царство, но опрометчиво ставит его на берегу моря. Возможно, в истории славян, эта остановка у моря заняла века, но в сказке все происходит много быстрее. Морской царь, путем вероломного договора, временно исправляет положение. Охотник уходит в свои леса и ставит свой дворец-царство у себя дома, (может быть, он ставит Новгород). Третья эпоха - эпоха его сына, который по обету уходит к Морскому царю, и по дороге обручается с его дочерью - русалией Василисой. Она выполняет данные Ивану сложные задания, в частности, строит из воска церковь. Вместе они убегают на родину Ивана.
Стоит обратить внимание на то, что хотя Василиса и жила вдали, у берега морского, она очень быстро приняла Ивана не только как мужа, но и как человека. Иван оказался своим! Русская сказка знает и обманщиц из царских палат, которые не хотят становиться женами "деревенщин".
Вероятно, сказка отражает не только мифологию, но и историю Руси, приходящей и уходящей от берега Балтийского моря. Нас здесь интересует образ Морского царя. Он вероломен, хитер, стар и нуждается в наследнике. У него двенадцать дочерей и ни одного сына.
Наследника он хочет видеть в лице Ивана, сына охотника. Об этом не говорится открыто, но это очевидно из сказочного сюжета. Почему так - не ясно. Сказка забыла или молчит о возможном племенном единстве царя моря и охотника. Морской царь знает, что добровольно люди не хотят жить в морском царстве. Поэтому он решил воспользоваться случаем.
Охотник опрометчиво открыл ларец, подаренный Орлом на берегу моря. Из ларца появился дворец, который он сложить обратно никак не мог, и от того ходил по берегу печальный. Вдруг появляется из воды человек: борода по пояс, волосы до пят. Стал на воде и говорит: соберу тебе дворец, только отдай мне то, что дома не знаешь.
7. Наконец, скажем несколько слов о не царственных водяных. Вульгарный и упрощенный вариант только что описанного сказочного сюжета сводится к тому, что водяной хватает за бороду царя, наклонившегося над водой для питья. Отпускает он ее только после обещания отдать то, что царь дома не знает.
Здесь мы уже видим не образ Морского царя, а образ водяного, который имеет склонность тащить людей в воду.
В образе Морского царя самое выразительное - это волосы, и есть в нем свое величие - он стоит на воде, сразу подтверждая этим свою волшебную природу и возможности.
По этнографическим данным, наш сельский водяной не творит чудес, и приближен к образу деревенского деда. На море его представляли огромного роста, зеленого цвета, с плавником на спине. Жителям озерных и речных берегов, он представлялся голым стариком с одутловатым брюхом и опухшим лицом. Может иметь перепонки между пальцами или плавники. Если даже он одевается и выходит на берег, то левая его сторона всегда мокрая. Он горький пьяница и любит, когда ему в воду прольют винца. У водяных принято собираться вместе и играть в кости. В то же время, они хозяйственны, у них есть свои стада, жены, дочери, но практически не бывает сыновей! Стада их черных коров пасутся по заливным лугам. Они берут себе в жены утоплениц, и порой сами топят людей в полночь или в полдень. Залегают на зиму в сон, и по весне с треском ломают лед.
От рыболовов водяные требуют подарков и одаривают их рыбой. И при всем этом угрожают людям подводным пленом души. Потому на Севере, 30 апреля, перед вскрытием вод, водяному даровали черного коня. Для этого в складчину покупали выдохшуюся клячу, три дня ее откармливали, потом обмазывали голову медом и солью, вешали цветные ленты, жернов на шею и близ полночи вели к проруби. Старший с берега смотрел в черную открывшуюся воду и по видным ему приметам, молча, рукой, давал знать в какой момент толкать лошадь в воду.
От пчеловодов водяной требует пчел, воску и меду к 6 августа. Мельники находят, что в новой запруде должен утонуть человек - он как бы передается в работники водяному, который после этого не ломает мельницу.
Помимо водяного, в болотах и малых стоячих водоемах есть независящая от его воли нечисть. В омутах водятся вировники. В грязных низменных водах - лозники. В зарастающих прудах есть своя болотная нечисть и утопленники ичетики, которые издают пронзительные свисты и этим накликивают неприятности. Встречаются в болотах и бесы шиликуны с конскими ногами. Все они, как и водяной, могут отвлечь и утопить человека, опутать его травами. Потому на воде, какая она ни есть, надо не спать и не очень доверяться зыбкому дну и водной прохладе.

Продолжение

Оглавление

Об авторе

Язычество - Вера и образ жизниЯзычники в наши дниЛитература, Интернет-ресурсыЭкологическое ВозрождениеКольцо форумов СлавииНовое
О Содружестве Природной Веры
Основы ВероученияНаши целиОбщественные акции и этическое учениеОбряды "Славии"Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100